Голосование не понадобилось

Суббoтa. Пaриж. Стoлицa Фрaнции в 2024 гoду примeт Oлимпийскиe игры. Фoтo: Reuters

Нa сeссии МOК в Лимe были пoдписaны кoнтрaкты, сoглaснo кoтoрым Олимпийские игры 2024 года пройдут в Париже, а 2028 года — в Лос-Анджелесе.

 

Впервые членам МОК не пришлось даже голосовать, так как эти города были единственными кандидатами. После презентаций Томас Бах пригласил на сцену мэров обоих городов и без всяких выборов и подсчетов голосов поздравил их с победой.

 

Трехстороннее соглашение уже было подписано заранее, оставалось его только ратифицировать. Все было так буднично, словно речь шла о каком-нибудь контракте на поставки инвентаря, а не о будущих Олимпиадах.

 

Что же это было в Лиме: начало конца олимпийского движения, или все-таки абсолютно верное антикризисное решение?

 

Томас Бах неоднократно повторял, что не хотел бы превращения Олимпиады в крайне дорогостоящий и громоздкий проект. Тем не менее, именно к этому все стремительно и шло. Даже просто подача заявки стоит городу и стране огромных организационных и финансовых издержек. При этом никто не гарантирует, что заявка окажется успешной. Например, тот же Париж претендовал на право принять Игры уже трижды. И если бы попытка оказалась неудачной и в этот раз, власти Франции точно бы отказались от этой затеи. В конце концов, стоимость неудачных заявок стала уже сравнима со стоимостью организации Олимпиады.

 

Предыдущая Олимпиада в Рио-де-Жанейро стала для МОК фиаско. В борьбе за право принять Игры Рио победил очень внушительных соперников — Чикаго, Мадрид и Токио. Но за семь лет, прошедших с того момента, в стране сменилась власть и разгорелся кризис. Объекты строились с большим опозданием и не по изначальным планам. Форс-мажор, стремление сэкономить на всем в сочетании с бразильской безалаберностью привели к многочисленным казусам. Игры в Рио запомнятся цветущей водой в бассейне, вечной стройкой и вирусом Зика.

 

Собственно, это и заставило МОК изменить политику. Экзотика и расширение географии — это, конечно, здорово, но в разумных пределах. Еще одной такой Олимпиады, как бразильская, быть не должно. Когда стало ясно, что на следующие летние Игры 2024 года претендуют Париж и Лос-Анджелес, это казалось беспроигрышным вариантом. Крупные города, где большинство объектов уже построены, с огромным опытом проведения спортивных соревнований. Нет никаких сомнений, что там-то Олимпиада пройдет на самом высоком уровне.

 

Было только одно «но». В случае поражения, Париж бы наверняка сошел с дистанции и на Игры-2028 претендовать не стал. А терять этот город Томасу Баху очень не хотелось. Плюс коррупционный скандал вокруг выборов Рио, в котором оказались замешаны сразу несколько членов МОК… Устраивать в такой ситуации новые выборы, да еще между столь сильными кандидатами, значило подлить в пожар бензина, вместо того, чтобы попытаться его потушить. Так Бах и пришел к мысли, что стоит пойти на беспрецедентное решение и выборы вовсе отменить. В конце концов, в июле он созвал внеочередную сессию, которая и узаконила это решение.

 

Глобально, надо признать, решение отдать две Олимпиады Парижу и Лос-Анджелесу скорее принесет пользу олимпийскому движению, чем вред. До сих пор ни один другой кандидат на Игры-2028 не заявил о себе, и бог знает, были бы они в принципе. МОК же теперь имеет крайне стабильную ситуацию, где Олимпиады расписаны на 11 лет вперед. К ним можно спокойно готовиться, будучи гарантированно защищенными от различных предвыборных скандалов и связанных с этим интриг.

 

Наталья МАРЬЯНЧИК, Спорт-Экспресс