«Затыкать дыры неграмотными врачами недопустимо»

В Гoсдумe oзaбoтились кaчeствoм мeдицинскoгo oбрaзoвaния. Дeпутaты считaют прoвoдимую в стрaнe рeфoрму вузoвскoй и пoстдиплoмнoй пoдгoтoвки врaчeй нeпрaвильнoй и гoтoвы oтмeнить ee нa зaкoнoдaтeльнoм урoвнe. Пoскoльку этa рeфoрмa былa зaпущeнa сoвсeм нeдaвнo, гoвoрить o ee «кaтaстрoфичeскиx» последствиях рано. Другое дело, что Минздрав начал преобразования без учета мнения профессионального сообщества, в большинстве своем с ними не согласного.

Основные направления реформы свелись к отмене интернатуры, как седьмого года обучения врачей и изменения формы послевузовской подготовки врачей.

Отмена интернатуры

Интернатура, когда выпускник медвуза еще не врач, но уже и не студент — это первичная последипломная специализация на базе медучреждения под наблюдением и руководством соответствующей кафедры вуза. Отработанная десятилетиями система интернатуры была упразднена с 1 сентября 2016 года. Это значит, что выпускников этого года сразу после окончания вуза допустят к работе по трем базовым врачебным специальностям — участкового терапевта, участкового педиатра и общего стоматолога. Таким образом Минздрав рассчитывает решить проблему дефицита кадров в первичном звене. Трехлетняя отработка выпускников в качестве врачей общей врачебной практики, фактически, станет обязательной. Только после этого молодой специалист сможет поступать в ординатуру по остальным врачебным специальностям.

Отмена интернатуры была прописана в принятом в конце 2011 года федеральном законе №323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан», и у вузов было пять лет на то, чтобы перестроиться. Предполагалось, что студенты начнут работать под присмотром своих преподавателей уже на шестом курсе, и после окончания вуза будут готовы к самостоятельной работе. И приступят к ней, получив вместе с дипломом первичную аккредитацию.

«Важнейшие практические навыки для работы в первичном звене здравоохранения молодые доктора получат, успешно освоив вузовскую программу, — объяснял ранее в интервью «Медновостям» ректор Первого МГМУ имени И.М. Сеченова Петр Глыбочко. — В дальнейшем перед ними будет ставиться задача тщательного изучения профессиональных дисциплин и непосредственная практика в клиниках под контролем старших коллег и преподавателей». По словам Глыбочко, ликвидация интернатуры «это во многом больше необходимость, чем прихоть чиновников: скорость подготовки врачей увеличится, и они быстрее смогут приступить к выполнению своих прямых обязанностей; убрав преддипломную стажировку, можно избавиться от постоянной нехватки врачей в амбулаторно-поликлинических учреждениях».

Ректор Первого МГМУ имени И.М. Сеченова Петр Глыбочко.

Позиция Госдумы: «реформа ведет к катастрофическим последствиям»

Между тем, в Госдуме уже готовят поправки в действующее законодательство, суть которых заключается в том, чтобы вернуть медицинское образование к старой системе, предусматривающей шесть лет обучения в институте, а затем — год интернатуры либо два года ординатуры для желающих выбрать узкую специализацию. По мнению законодателей, система аккредитации, на которую перешли вузы, не обеспечивает должную подготовку будущему врачу.

Кроме того, как заявил первый заместитель комитета Госдумы по охране здоровья Сергей Фургал, обязанность трехлетней отработки в первичном звене может привести к катастрофическим последствиям, поскольку сразу после выпуска медик еще не готов взять на себя всю меру ответственности за здоровье пациентов. Кроме того, это ухудшит ситуацию с набором в медвузы — мало кто захочет в них поступать, если потом придется ехать в сельскую больницу. И, наконец, страна останется без узких специалистов.

Мнения экспертов: «выпускник вуза — еще не врач»

Профессор первого МГМУ им. Сеченова, член президиума Пироговского движения врачей Павел Воробьев считает недопустимым затыкать дыры в амбулаторном звене неграмотными врачами. «Первичное звено — самый ответственный участок, на котором решаются 80% проблем здоровья человека. И работать там должны люди, которые обладают определенными знаниями и навыками, пройдя специальную подготовку после получения диплома, — считает эксперт. — Последипломное образование до выхода человека в самостоятельную медицинскую практику должно быть обязательным этапом подготовки. Сколько лет — зависит от специальности, но сразу после студенческой скамьи самостоятельно работать нельзя».

По мнению члена Экспертного совета при Росздравнадзоре, доктора медицинских наук Алексея Старченко, без интернатуры можно было бы обойтись в случае поступления выпускника сразу после получения диплома в ординатуру. «Например, для нейрохирурга интернатура, действительно, лишнее звено, здесь нужны ординатура и более глубокие специализации, — считает эксперт. — Но для ряда терапевтических специальностей (пульмонолог, кардиолог и др.), амбулаторных хирургов интернатура необходима. Для врача критически важен именно клинический опыт, опыт самостоятельного принятия решения по каждому больному. Не приобретя такого опыта, врач не может начать работать полноценно, очень высока вероятность дефектов и ошибок. И интернатура все-таки частично решала эту проблему».

Алексей Старченко. Фото: Дмитрий Духанин/Коммерсантъ

Поддерживает идею возврата интернатуры и бывший глава думского комитета по здравоохранению, ныне сенатор Сергей Калашников. «Отказ Минздрава от ординатуры — большая ошибка, — считает Калашников. — Выпускник вуза еще не является врачом. Во всем мире существует целая система, которая позволяет действительно осваивать конкретные медицинские технологии. И, кстати, занимает это порядка пяти лет, а не двух лет, как наша ординатура». При этом сенатор не согласен с идеей депутатов приостановить реформу медобразования. «Там нечего приостанавливать, — заявил он. — Никакой реформы, которая бы имела заданные параметры, цели и сроки нет, идет разрушение медицинского образования».

Непрерывное образование: «разорительные кредиты»

По мнению Старченко, наоборот, реформирование идет полным ходом. С 2016 года в России начала внедряться аккредитация медработников — проверка готовности «осуществлять деятельность по определенной медицинской специальности». В Минздраве новую систему называют формой непрерывного постдипломного образования, необходимой для повышения качества медпомощи. На смену привычным и, по мнению многих экспертов, действительно изжившим себя курсам повышения квалификации, которые медики проходили каждые пять лет, приходит новая система. При этой системе одну часть образовательных баллов специалист будет набирать в рамках старой системы обучения, а другую — участвуя в «живых» конференциях высокого уровня. 

«Но то, что хорошо на Западе, с его подходом к образованию и совершенно иной шкалой ценностей, в наших условиях может обернуться катастрофой»,— считает Старченко. Как объяснил эксперт, получение образовательных баллов или по-другому «кредитов» в российских условиях может стать для простых врачей настоящим разорением. А заодно приведет к тому, что в стране «не останется врачей дефицитных специальностей, например, анестезиологов».

Фото: Henri Schmit/Shutterstock

«Я сам — анестезиолог, и для того, чтобы пройти аккредитацию, должен в течение 5 лет набрать 250 «кредитов», — рассказал Старченко. — Обычный сертификационный цикл — 144 часа учебы, которую, как и раньше, можно пройти раз в пять лет, теперь оценивается в 50 «кредитов». Остальные 200 нужно будет получить за участие в конференциях, организаторы которых получают от Минздрава право присваивать образовательные баллы. Пока я не видел конференций, дающих больше 10 «кредитов». Значит, мне нужны пять конференций в год, участие в каждой из которых обойдется в среднем в 10 тысяч рублей. И это без дорожных и иных расходов. А поскольку эта система связана с возможностью сохраниться в профессии, цены будут расти. И потом, анестезиологи —специалисты, которых сегодня не хватает, и никто их по пять раз в год на конференции отпускать не будет. Как, впрочем, и участковых терапевтов».